Роман Демчук: «Мы искоренили фразу «человек потом сам переделает»
Эксклюзивное интервью с человеком, который ежедневно меняет судьбу города
Роман Демчук, заместитель генерального директора по строительству СК «ЭНКО», построил уже несколько сотен тысяч жилых и коммерческих квадратных метров. О чем думает главный зодчий одной из крупнейших строительных компаний Тюменской области, когда проезжает мимо своих объектов, в которых уже давно и счастливо живут люди? Видит ли он себя рукой Бога? И что он хотел бы услышать о своих жилых комплексах через сто лет?
— Роман, когда проезжаете по городу, вы обращаете внимание на свои объекты? Что чувствуете, когда видите построенные вами здания?

— Я уже практически 10 лет в Тюмени, в строительстве. Объектов построил много, объектов разноплановых... От жилья до торговых центров. И, конечно, когда проезжаю по городу, смотрю на свои объекты. Иногда обращаю внимание на те вещи, на которые обычные люди не посмотрят. Бывает такое, когда что-то бы добавил, но это редко. Если честно, возникает чувство гордости. Особенно когда с детьми едем; они спрашивают, чей это объект, и я могу сказать, что да, это мое, это строил папа.

— Вы об этом гордо говорите?
— Конечно да! Потому что объекты, которые мне посчастливилось строить, все знаковые: большие гипермаркеты, торговые центры. Первым был ТЦ «Зеленый берег» в рамках холдинга «Партнер». Сейчас это микрорайон «Преображенский», ЖК «Шоколад», клубный дом «Вертикаль».

— Есть любимый проект?
— Сейчас — да, это «Вертикаль». Он как ребенок, которого долго ждали. В него вложена душа не только моя, но и всей компании. За него все болели, начиная от проектировщиков и заканчивая строителями на площадке. Удивительный жилой комплекс! «Вертикаль» — знаковый проект, это наше лицо, там не просто нужно поучаствовать, но пожить. Там все прорисовано, подогнано, все-все до мелочей.

— Компания «ЭНКО» в этом объекте собрала все лучшее, что могла сделать? Или еще осталось, куда расти?
— Нет предела совершенству. Но сегодня, я считаю, там собрано все лучшее. Я имею в виду и архитектурные, и инженерные решения. Поэтому «Вертикаль» и победила в конкурсе на лучший архитектурный проект. Что есть, то есть.

— Вы считали, сколько квадратных метров домов и коммерческих зданий построено под вашим руководством?
— Ооо! Это надо считать с самого начала. Наверное, десятки тысяч, если не сотни уже. Потому что были комплексные застройки, был 3-й Заречный микрорайон, на севере несколько объектов. Здесь уже несколько десятков тысяч как жилых, так и коммерческих квадратных метров. Мы только в прошлом году сдали около 90 тыс. квадратных метров в компании «ЭНКО».

— А свой дом построили?
— Нет. Есть только фундамент. Все, что выше фундамента, только идеи и фантазии.


— Ну, хотя бы решили, из чего будет ваш дом?
— Из керамзитоблока. Отделка — минплита. Она дает больше простора фантазии, возможности разыграться в части цветовых решений, структуры. Кирпич — это классика, понятно, что она есть, но это везде и у всех, а здесь можно порисовать.

— Сколько квадратов будет ваш дом, чтобы было комфортно всей семье?
— Если честно, 150 квадратов, не больше. В постройках на 500-600-700 квадратов смысла нет, это все отголоски прежних времен. 150 квадратных метров — это вполне комфортно. Гигантские проекты мы реализуем в «ЭНКО». Свое жилье видится не таким глобальным.

— У вас очень большая ответственность — вы, по сути, предопределяете судьбу человека, решаете за нас, где нам жить, в какое окно смотреть, просыпаться с видом на рассвет или нет, где растить детей. Вы чувствуете на себе этот груз ответственности? Это стресс?
— Это не стресс, потому что все прорабатывается на фазе проектирования. Однако мы еще и в ходе работы меняем многое. Проектировщикам, конечно, иногда не нравится, что мы вносим коррективы, но чтобы человеку потом было комфортно жить, мы поступаем проще — проводим все через себя. Мы можем пройтись по подъезду, выглянуть из окна, прогуляться по району, увидеть то, что увидит жилец. Проектировщик рисует сверху, обозначает дорожки, клумбы, газоны, а люди видят все на уровне глаз. Например, мы нередко видим, где начнут топтать тропинки. Если люди начали прокладывать дорожки, то так и будут ходить. И мы это понимаем, поэтому вносим коррективы. Проектировщики, бывает, говорят, что это как-то несуразно, мол, перепрыгиваешь с одной дорожки на другую. Но надо просто пройтись один раз самому. Посмотреть, споткнуться о бордюр, понять, что и где мешает.

— Кажется, Курчатов первый применил такую технологию. Когда ему построили здание института, проектировщики сказали, что дорожки будут здесь, здесь и вот здесь. А он ответил, что дорожек не будет нигде до тех пор, пока люди их не протопчут сами. И вот когда люди сами их протоптали, только после этого заасфальтировали дорожки. Это действительно исторический факт. Вы делаете то же самое?
— Наверное, мы повторяем его гениальное решение. У нас было два квартала. В первом квартале сделали благоустройство — люди сами же протоптали дорожки, совсем не там, где мы их проложили. Во втором квартале мы уже в других местах проложили дорожки. В четвертом квартале благоустройство прорабатывали сторонние проектировщики, и они просто сказали: «Вот здесь, ребята, срежьте угол и засыпьте пространство просто щебенкой, потому что все равно по квадратам никто ходить не будет. Срежьте уголок, и будет красиво». С уровня земли все видится по-другому.

.
— Когда сдаете проект, что происходит? Аврал?
— Нет. Это нормальная плановая работа. Существует несколько видов приемки дома. Сначала он сдается государственному строительному надзору. К моменту, когда приходит итоговая проверка, мы уже все замечания исправим. Потом дом передается управляющей компании. Специалисты УК тоже начинают задавать вопросы по эксплуатации. Мы отвечаем, что-то решаем постепенно. Самое ответственное — передача жителям. Иногда бывает сложнее передать новоселам, чем госкомиссии. А стресса нет.

— Совсем? Так все спокойно?
— Бывает стресс, когда сдаешь торговый центр. Строишь его, чувствуешь себя хозяином, и потом вдруг приходишь, а там охрана спрашивает: «Куда это вы идете?» Такое бывает. Но там система выстроена так, что когда заходят арендаторы с товарами и вещами (а они заходят раньше, чем мы уходим), свои права получает охрана, которая и контролирует процесс движения в ТЦ. Делает это жестко и профессионально. С жилыми домами все плавно, спокойно.

Есть грусть, когда сдаешь объект. Это часть жизни, она прошла, уже все закончено. Иногда мы заходим на наши объекты, проверяем, как живет комплекс. Смотрим, что сейчас происходит с территорией, с домами.
— Когда сдали дом, все замечания ликвидированы, все хорошо, есть ощущение праздника?
— Есть грусть, когда сдаешь объект. Это часть жизни, она прошла, уже все закончено. Иногда мы заходим на наши объекты, проверяем, как живет комплекс. Смотрим, что сейчас происходит с территорией, с домами. Люди в наших домах и районах хорошие живут, поэтому и районы получились комфортные, хорошие. Со временем, конечно, все требует мелкого ремонта, например, где-то что-то поцарапали. В «Шоколад» до сих пор ездим, делаем дополнительное благоустройство, садим деревья, смотрим, завезут или нет кроликов.

— Кроликов?
— Да. Хотим завести декоративных кроликов в вольерах. Мы не бросаем наши построенные объекты, постоянно где-то что-то улучшаем. В Преображенском, например, вылетал песок. Посадили кустики — проблему решили. В «Шоколаде» все сделали, посмотрели — чего-то не хватает. Добавили клумб, жители рады. Сделали пандусы для инвалидов, однако понадобилось еще поручни добавить, чтобы было удобно. Добавили. И никто не считает в этом случае финансовую нагрузку на проект. Главное, чтобы жителям было удобно. Да, и необходимо быстро реагировать на запросы жильцов.

— В Тюмени есть сообщество строителей, в котором профессионалы бы поддерживали друг друга, предлагали возможные варианты решения проблем?
— На уровне города есть, но это больше личные контакты. Крупные компании у нас можно пересчитать по пальцам, а строительных топов мы знаем лично почти всех. С кем-то вместе работали. Если нам надо, звоним и спрашиваем, а как вы это делаете? Но если у нас спросят, всегда честно расскажем.

— Можно обсудить проблемы и не платить за это?
— Да, просто общаемся с коллегами. Можем, например, выяснить, как работают те или иные подрядчики, причем не только в Тюмени, но и во всей области.

— То есть зайти некачественному подрядчику и сделать работу как попало не получится, сразу реакция будет?
— Да, сразу все узнают. Мы быстро с таким распрощаемся.

— Вы меняете не только судьбу человека, но и всего города. Куда расти, как развиваться. Отличаются ли комплексы, которые были построены три года назад, от нынешних?
— Все движется. Да, основные вещи остаются. Но, например, появилась возможность объединения квартир как по горизонтали, так и по вертикали — мы получили двухуровневые квартиры или квартиры с мансардами. Мы строим квартиры со своей территорией — эксплуатируемой кровлей. Например, в «Вертикали» эксплуатируемая кровля. Там будет оборудована площадка для отдыха наверху, поставим шезлонги, люди смогут загорать. Вариантов интересных решений — множество, и сейчас все меняется моментально. Каждый новый комплекс отличается от предыдущего и более современными технологическими решениями, и планировками.

Мы, например, искоренили фразу «мы сделаем так, а человек переделает». Нужно сделать так, чтобы человек зашел и начал жить, а не переделывал еще полгода. Не должно быть розеток в шкафу. Все должно быть на уровне инстинктов. Где будет розетка, выключатель, как открываются шкафы. Чтобы та же розетка была над варочной панелью, а не под. Мы просто идем по квартирам и рисуем, смотрим, где и что должно быть. На чертежах этого не видно, надо смотреть в реальности. И смотрим, вот тут шкаф, а шкаф-то упирается в розетку. Значит, сдвигаем. Делаешь как для себя.

— Чтобы привлечь клиента, компании предлагают всякие «приятности». Насколько эти фишки усложняют жизнь строителя и насколько влияют на желание клиента купить квартиру именно в этом комплексе?
— На клиента влияют, первое впечатление очень важно. Например, входные группы. Они должны быть светлыми, высокими, просторными, что мы сейчас и стараемся делать. И сложностей в принципе нет, стандартная процедура строительства и монтажа. Сначала сомневались насчет стеклянных дверей, боялись, что будут бить, но нет, не бьют.

— Как вы думаете, почему не бьют?
— Спрашивали у урбанистов из Москвы. Они объяснили очень просто — показали две фотографии дверей. На одной высокая лестница, как раньше было, и дверь, чугунная с домофоном. А рядом другая дверь — стеклянная. Как объяснили урбанисты, когда человек видит тяжелую дверь, у него это вызывает негативную эмоцию. Он начинает ее проверять на прочность. А стеклянная не вызывает желания проверить ее на прочность. И так понятно — стекло хрупкое. На уровне психологии люди стараются относиться аккуратно. Да, стеклянную дверь можно сломать, если захочется, но стараются не ломать.

Кстати, в таких районах, с современной, не «чугунной», архитектурой вандализма практически нет, все жители активно участвуют в содержании своих домов, пишут, общаются, у них есть своя группа в социальных сетях. Например, мы забрали что-то на реконструкцию, люди уже спрашивают, а куда вазон делся или бабочки? Бдят.

— Наверное, бессмысленно вас спрашивать, устаете ли вы, работаете ли по 12 часов в сутки, особенно когда объект на сдаче. Конечно, работаете и устаете. А как отдыхаете? У вас дети, у вас семья, удается проводить время вместе?
— Времени особо нет. Сейчас появилась возможность уезжать за город. Вот так и отдыхаем. За городом жарим шашлыки. Очень люблю жарить мясо.

— Рецептом поделитесь?
— Конечно, он классический. Уксус, соль, лук и аджика. Главное – готовить с душой.

— Вам нравится, как развивается, как строится наш город?
— Да. Например, в Тюмени запретили точечную застройку. Поэтому и историческая часть города сохраняется, а не сносится. Зато развивается комплексная застройка — огромные поля в несколько десятков гектар размежевываются под дороги, остановки, парковки, школы, садики. Это и есть комплексное решение пространственных проблем города. И решать эти проблемы стало гораздо легче.



«...развивается комплексная застройка — огромные поля в несколько десятков гектар размежевываются под дороги, остановки, парковки, школы, садики. Это и есть комплексное решение пространственных проблем города. И решать эти проблемы стало гораздо легче».
Весь смысл и радость этой профессии — это когда приходишь в чистое поле, забиваешь первый колышек, ось здания, и даже не веришь, что тут появится дом...
— Недавно моя хорошая знакомая купила квартиру в Преображенском. Человек уже несколько месяцев счастлив! Светится! Вам удается услышать от новоселов благодарности, радостные отзывы?
— Да, мы просто иногда пересекаемся либо с потенциальными покупателями, либо с теми, кто уже переехал. Например, в прошлом году в декабре было солнышко яркое, пришли смотреть квартиру с потенциальными покупателями. И девушка только зашла, сразу сказала — все, беру эту квартиру, здесь солнце такое классное. И больше не пошла смотреть, сразу выбрала эту. Ну и думаешь, значит, не зря, строил, людям с первого взгляда нравится.

— Наши потомки будут судить по нам, в том числе и по архитектурному наследию. Что бы вы желали услышать о своей работе, например, лет через сто?
— На самом деле даже через 100 лет ничего не поменяется, люди будут жить там, где им комфортно. Чтобы солнышко светило, чтобы радовались жизни. Наверное, это уже будут правнуки сегодняшних новоселов.

— Есть крылатая фраза, что строитель-инженер — это рука Бога. Вы чувствуете себя рукой Всевышнего?
— Рукой Бога… Громко сказано. Да, мы создаем. Весь смысл и радость этой профессии — это когда приходишь в чистое поле, забиваешь первый колышек, ось здания, и даже не веришь, что тут появится дом. А потом смотришь: потихонечку пошло-пошло все. Раз — и вырос дом. Как грибочек вырастает, дальше и дальше, потом растет и развивается район.

— Сейчас компании при начале строительства нового района используют разные фишки. Кто-то закладывает копеечку в фундамент, кто-то приглашает священника. Есть традиция у компании «ЭНКО»?
— Действительно, в одном объекте под первую колонну заложена монетка. Не скажу где, чтобы не раскопали (смеется).

— Хотите, чтобы ваш сын тоже стал строителем?
— Пока еще рано об этом говорить — ему всего 9 лет. Но если он захочет быть строителем, отговаривать не буду. Это замечательная профессия. Ты видишь явный результат своего труда. И еще к этой профессии прикипаешь душой. По-другому здесь никак.

Портал vsemetri.com
  • Тел. +7 (3452) 68-38-08
Размещение рекламы
  • Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл. № ФС77-63647 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 ноября 2015 г.
сайт носит информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации
Made on
Tilda